Фото для этого раздела
ВРЕМЯ, полное ТРЕВОГ (14 мая 1919 года - 16 февраля 1996 года)
Грабор Константин
 
Документы


65 ЛЕТ НАЗАД залпы майского салюта возвестили миру о завершении самой кровопролитной и самой суровой из войн в истории человечества. Решающий вклад в победу над фашизмом внес советский народ, руководимый Коммунистической партией.
Сегодня мы особенно пристально, с величайшей любовью вглядываемся в лица ветеранов. С волне­нием смотрим ленты кинохроники. Как реликвии и разглядываем старые фотографии... Они рассказы­вают о подвиге простых людей. Гордо, с сознанием своей сипы и правоты стоят у стен Кремля солдаты. У ног повелителей - поверженные враже­ские знамена. А наш прославленный алый стяг мощно и свободно развивается  над Рейхстагом
От рядового до маршала, от подростка до старика - весь народ вносил свою лепту в Великую Победу. Мужественно сражались и воины - ивановцы.
Жизнь бежит под сводами природы,
В бесконечность устремлен мой взгляд,
Как зарницы, пролетают годы -
Не вернуть прожитого назад.
С каждым годом мы с тобой стареем,
Памяти ворочая пласты.
Об ушедшей юности жалеем
И грустим порою я и ты.
Но для грусти нет большой причины,
Жизнь прожита не совсем за "так",
С ранних лет мы Родину любили,
За нее сражались в ярости атак.
Так распрями натруженную спину,
Мой верный друг, товарищ, ветеран!
Любовь к Отчизне мы передали внукам-
Лучшее снадобье от ран.
Грабор К.Г

С самого начала Великой Отечественной войны не снижалась напряженность на дальневосточных границах. Здесь сосредоточились войска союзницы гитлеровской Германии миллионной японской Квантунской армии.
Однако было ясно, что судьба Родины решалась на фронтах с немецко-фашистскими захватчиками Жестокая напряженность сражений за Москву, Ленинград, упорное сопротивление воинов Советской Армии не могли оставить равнодушными воинов-дальневосточников. Тысячи их, бойцов ( в том числе и мой отец. Его старший брат Алексей уже давно воевал на западном фронте) командиров, подавали рапорты с просьбой отправить в действующую армию.
9 августа 1945 года советские войска в соответствии с решением Ялтинской конференции, состоявшейся в феврале 1945 года, начали военные действия против Японии.
Цель вступления СССР в войну сводилась к тому, чтобы, выполняя союзнические обязательства по Ялтинскому соглашению, ускорить капитуляцию Японии и приблизить конец второй мировой войны, обезопасить границы Советского Союза на Дальнем Востоке, избавить народы, в том числе и Японии, от дальнейших жертв и страданий, помочь странам Азии, и прежде всего Китаю.

9 августа 1945 года, после объявления войны с Японией, войска Красной Армии перешли границу с Маньчжурией. Многие наступающие части шли через Пограничный район, напротив которого был ряд сильно укреплённых опорных пунктов японцев. Мощный удар наших войск опрокинул противника, но сопротивление его было ожесточенным. Об этом свидетельствовали и потери наших войск — уже в первые дни боев десятки, сотни павших воинов Красной Армии и пограничников были похоронены в братских могилах.
Та война оказалась скоротечной. Противник был разбит и капитулировал буквально через 3 недели боев. Наши войска возвращались победителями, и их радостно встречали жители сёл Ивановского района. Среди участников этих событий был и мой отец Грабор Константин Григорьевич, но вернуться в родное село ему пришлось только в 1946году.
Мой отец, по натуре скромный человек, он не любил рассказывать о себе на войне, как по моим наблюдениям большинство ветеранов, о Сталине он вообще запретил говорить в его присутствии, также как и очень не хотел, чтобы его сыновьям и внукам (тогда были только внуки) когда либо пришлось воевать или жить во время войны... больше говорил о других.
Он всегда отвечал так: «Война есть война, что о ней говорить... главное — остаться живым и выполнить свой долг перед Родиной. Порядочность и честность стремился привить и мне и моим братьям. И я очень ему благодарен. Он воспитывал в нас уважение к личности человека, к окружающей среде, природе.

Грабор и сослуживцы

На фото: однополчане. (крайний справа Грабор К.Г.)

Грабор Константин Григорьевич родился 14 мая 1919 года (16 февраля 1996г). Призван в армию в августе 1939 года в 102 пушечный арт. полк. Отслужил в армии 7 лет. Демобилизован 15 июня 1946г.

Участвовал в боях и походах в войне с Японией, Дальневосточный фронт.

Общий трудовой стаж 48 лет, имеет заслуженные награды - Орден Отечественной войны второй степени, медаль "За Победу над Японией" - как трудные вехи его военной биографии, многочисленные юбилейные награды, медаль "Ветеран труда" - признание трудового вклада.

Диплом

За доблесть и отвагу

Ударник 11 пятилетки

Юбилейная

Сотни жителей Ивановского района, мужчины и женщины, сражались на Дальневосточных фронтах. Каждый из них внес своей вклад в разгром милитаристской Японии, приблизил окончание Великой Отечественной и второй мировой войны.

Огненные дороги Маньчжурии.
Август 1945г.

Жители г. Муданьдзяня встречают освободителей - воинов Красной Армии, в боях за который учувствовал Грабор К.Г.

Отец рассказывал историю, которая произошла с его товарищем при наступлении на Мудадзян (Китай), товарищ был пулемётчиком:
В полку было много молодых бойцов, призванных на Дальний Восток в 44-45гг, офицеры и старшины, в основном, прошедшие германский фронт. В полк прислали также галисийцев, призванных после отступления немцев из Зап. Украины. Их поставили вторыми номерами к пулеметам. Бои были жестокими, скоро у пулеметов кончились патроны, а вторые номера куда-то исчезли. Капитан приказал ему взять автомат, найти вторых номеров и расстрелять на месте. Тот нашел их в тылу, в овраге под кустами, дрожащими от страха. Расстреливать не стал, а пинками и прикладом выгнал на передовую. После штурма в их полку из 500 человек осталось чуть более сотни!



Честно Родине служил

— Обидно, когда после войны нас, служивших на Дальнем Востоке, стали обвинять, что мы тут в тылу от настоящей войны прятались. Но не по своей же воле мы тут остались, ведь надо было границу охранять, — горько вздыхает отец после каждой встречи ветеранов (тогда "западники" были настоящими героями) —А если бы японцы второй фронт открыли? Здесь тоже было непросто.

Всю войну пришлось нести службу на границе с Маньчжурией. Весть об окончании войны застала его в наряде. Счастливый день, но это было там на Западе. А вот на Дальнем Востоке сгущались тучи.
Недолгими по времени были бои в Маньчжурии, но видел Константин и смерть сослуживцев, и кровь, и не понаслышке знает, что такое свист пуль.
— Голод страшный был. Нас, несколько сотен здоровых мужиков, кормили одной рыбой. Доходило дело до того, что многие страдали куриной слепотой - только одуванчиками и спасались. Зато блохи и вши пировали... на нас.
Если техника у жителей Страны восходящего солнца, по воспоминаниям отца, была слабенькой — их танк снаряд из нашей пушки пробивал как масло, да и моторы были трёхцилиндровые - плохие, то страшнее всего оказались смертники-самураи.
—Камикадзе обвешивались гранатами и зарывались на дорогах в землю с головой, а когда наш танк или другой транспорт к ним приближался, взрывали с ним и себя. Взрывы гремели один за одним. И снайперов японцы хорошо готовили.


Во время событий на острове Даманский (1 и 14 марта 1969г.), отец с болью в душе рассказывал: Грабор Константин Григорьевич
Вечером передовые отряды 6-й гвардейской танковой армии заняли Мудадзян. Город был обнесен земляным валом с амбразурами для пулеметов и орудий. Прикрываясь им, вражеский гарнизон оказывал ожесточённое сопротивление, но был смят. Танки с ходу тараном разносили в пух и прах этот вал и давили пулеметы и орудия.
Жители города выходили из подвалов глинобитных домишек, из фанз. Женщины, старики, дети — все в черных, зачастую превратившихся в лохмотья, залатанных и замасленных одеждах.
На маленькой городской площади стояли две полевые кухни и «студебеккер» с продовольствием. Наши солдаты раздавали китайцам галеты, сахар, консервы. Повара накладывали кашу в какие-то глиняные горшки, даже в плетеные корзины, которые протягивали сгрудившиеся возле кухонь истощенные люди. Китайцы прямо тут же ели, кричали «шанго» и кланялись освободителям...
Потрясенный наглостью китайцев, отец продолжал: — Ходили, ходили по городу, а потом вздумали — на базар. Интересно, дескать, как у них жизнь налаживается, когда японцев смяли. Народу на базаре чертова уйма. Овощи продают. Тут же на глазах пельмени делают, пампушки пекут. Зазевались мы. Не заметил я, как Галайда (товарищ отца, я хорошо запомнил фамилию) от меня отошел, полез в толпу. Фокусы там показывали. Китаец возьмет яйцо в руку, накроет его другой, и вместо яйца — цыпленок. Я гляжу, где же Галайда? Тут вдруг все загалдели, заорали. Кинулась толпа в разные стороны. Я не пойму, с чего они? Что у них случилось? Вор, что ли? А когда толпа разбежалась — вижу, лежит Галайда... Ножом его... Исподтишка... самурай недобитый!..  
Спустя много лет после окончания войны в голосе человека, прошедшего огонь и воду, не было жестокости...
— Жалко, что столько человек полегло, — вспоминал отец. Как с нашей, так и с их стороны. И гибли порой совсем не по геройски, а по глупости командиров, совершавших фатальные ошибки. Помнится мой отец рассказывал как при штурме города Мудадзян (прости Господи!) их бомбили наши же самолеты, поскольку наша пехота, заняла передовую линию японских окопов раньше времени. "Наши им и махали и полосы на земле выкладывали, а они отбомбились и еще крылышками, ...ть, нам покачали". Также был случай, когда по тревоге зарядили все зенитные орудия, но самолёты не прилетели, тогда командир приказал разрядить орудия по ближайшей сопке, а там как потом выяснилось, оказались наши войска...
После это я долго напрягался, пытаясь вспомнить как решается проблема опознавания "Свой - чужой" сейчас и в фантастической технике. Но так ничего и не вспомнил. В "Звездной пехоте" кажется посредством "Эй Билли, это ты?" - "Нет, не я".
Hosted by uCoz